Общество

Цензура выполняет одну из главных функций белорусского государства

02.11.2013, 18:48 5229

Одним из самых популярных ответов на вопрос: «Почему Беларусь плохо живет?» является утверждение, что в нашей стране «напрочь подавляется всякая инициатива». Государственная машина привыкла держать все под своим контролем и совершенно не хочет исправляться.

Это касается всех сфер жизни: и политики, и экономики, и общественной жизни, и даже культуры.

С последней вообще все очень сложно.

Никаких «черных списков» нет

Экс-вокалист супергрупп Rainbow и Deep Purple Джо Линн Тернер как-то сказал: «Я никогда не хотел прожить свою жизнь, находясь в пределах навязанной кем-то идеологии... Рок-н-ролл — это, прежде всего, оппозиция! Таким он был рожден. Именно поэтому я стал рок-музыкантом».

Как будто услышав его слова, белорусские власти записали во «враги народа» практически всех рокеров. Их «криминал» состоял в двух вещах: белорусскоязычные тексты и популярность среди протестного электората.

Самое простое, что решила сделать власть, – это внести их в неофициальный «черный список», лишив тем самым музыкантов возможности не только ротации на радиостанциях, но и выступлений с концертами, на которые, в отличие от провластной попсы, никто никогда не загонял публику.

Так продолжалось несколько лет, пока президент Беларуси Александр Лукашенко публично не заявил, что у нас в стране нет никаких «черных списков». На пресс-конференции 15 января 2013 года он обратился к главе своей Администрации Александру Радькову: «Вы мне, пожалуйста, сообщите об этих «черных списках»! Я хотел бы знать, кому мы тут мешаем петь, танцевать или что-либо другое». И добавил задавшему вопрос журналисту: «Поверьте, я никому таких приказов не отдавал. Ну, а если кто-то оплевал страну, то кто-то, наверняка, за это заплатил, так пусть тому и поют. Хотя я, опять же, хотел бы знать об этих фактах, ведь они мне на самом деле не известны».

Возможно ли такое в современной Беларуси? Вполне, считает лидер культовой группы «Палац» Олег Хоменко. По его словам, «черные списки» хотят убрать уже все: и музыканты, и общество, и чиновники, и президент. Но сделать это теперь непросто: создана система, которую я называю «системой страха». И эта система работает вне зависимости даже от президента».

Но справедливости ради стоит признать, что после вышеуказанной пресс-конференции рок-музыкантам стало полегче. Хоменко отмечает, что теперь не надо прятаться и скрывать свое истинное имя: «Мы снова играем концерты под своим именем. Раньше же приходилось «маскироваться» какими-нибудь «Хаменка і сябры».

Однако не успели рокеры порадоваться «оттепели», как получили новый «подарок» – в Беларусь вернули «гастрольные удостоверения» для белорусских и зарубежных музыкантов. Согласно Указу президента №257 от 5 июня «Об отдельных вопросах организации и проведения культурно-зрелищных мероприятий», организатор концерта обязан получить удостоверение на право организации и проведения культурно-зрелищного мероприятия на территории страны (гастрольное удостоверение) в управлениях идеологической работы.

Как отметил продюсер Виталий Супранович, власти в очередной раз «узаконили элементы цензуры, хотя, на самом деле, она никуда не исчезала: особенно в регионах разрешение на проведение концерта все равно надо было брать в местном идеологическом управлении»

«Беларусь – страна подлинной демократии»

Как не хлебом единым жив человек, так и не только из музыки состоит культура.

Известный белорусский режиссер Юрий Хащеватский говорит, что у нас большинство фильмов снимается на государственные деньги. «Но вы их много видели? – задает он вопрос. – Они снимаются, их очень много. Но это все не видные и не интересные обществу фильмы, которые губятся именно существованием цензуры».

В то же время многие проекты, которые осуществляются не за бюджетные средства – это «совершенно другие фильмы», но и в них «цензура пытается влезть». В качестве примеров он привел фильм про писателя Василя Быкова, который снимался на студии «Татьяна», и «Выше неба», который делал Андрей Курейчик.

«Цензура идет, конечно же, сверху, – утверждает режиссер. – Но она еще больше усиливается теми людьми, которые сидят на местах, считая себя великими пропагандистами, типа полковника Владимира Заметалина, который не так давно возглавлял национальную кинокомпанию «Беларусьфильм». Он вообще вытворял там черт знает что»

Действительно, в современной Беларуси не является редкостью, когда государственные органы запрещают к показу фильмы, а некоторые книги, заставляющие читателя задуматься, признаются экстремистскими.

«Доходит даже до абсурда, когда экстремистскими признаются фотоальбомы. Все это явление одного порядка – цензура», – убежден Юрий Хащеватский.

Он считает, что сегодня, если ты хочешь сделать кино, то должен снимать фильм под таким условным названием «Беларусь – страна подлинной демократии». Только в таком случае дадут что-либо сделать.

Против «лома» есть прием

Творческие люди грустно шутят: проще сказать, что в Беларуси запрещено, чем то, что разрешено. И это, увы, правда.

Кроме запрета на гастроли, уже давно укоренилась практика преследования вольно думающих людей. Ярким примером здесь является Белорусский Свободный театр. Сотрудники правоохранительных органов уже едва ли не как на работу ходят на его выступления. Ходят, разумеется, не для того, чтобы приобщиться к искусству, а наоборот – чтобы запретить.   

«Приход сотрудников милиции – это лишь видимая часть репрессивного айсберга, а основные репрессии идут вне стен театра, – говорит арт-директор театра Николай Халезин. – Все наши актеры уволены из государственных театров, отчислены из университетов, практически все арестовывались, сидели в тюрьме, вносились в списки невыездных... Давление на театр идет перманентно».

По его мнению, Свободный театр опасен власти тем, что является независимой структурой, которая ведет свою деятельность самостоятельно, без оглядки на государство.

К сожалению, белорусские зрители обделены, – ряд своих спектаклей труппа не может показать из-за цензуры в Беларуси. Большинство спектаклей хоть и идет в Минске, но из-за небольшого размера помещения оно не может вместить всех желающих. А два новых спектакля – «Король Лир» и «Trash Cuisine» не могут быть показаны из-за своей масштабности, фактора большой сцены и еще из-за того, что в них принимают участие зарубежные актеры, двое из которых были депортированы из Беларуси в 2008 году.

«Мы долго искали возможности показать широкой белорусской театральной аудитории эти спектакли, и накануне Эдинбургского фестиваля такие возможности были найдены, – рассказывает Николай Халезин. – Онлайн-трансляция спектакля «Trash Cuisine» прошла 22 августа. День был выбран неслучайно: в воскресенье большинство белорусов могли посмотреть его, не выходя из своего дома».

Итогом первого показа стала цифра, превышающая 6 тысяч точек просмотра. Учитывая тот факт, что, по опросам, в одной точке просмотра спектакль смотрело в среднем три зрителя, получаем аудиторию около 18 тысяч зрителей, из которых 85% – белорусы. В театре остались довольны экспериментом и не собираются на нем останавливаться.

«На наш взгляд, это один из самых эффективных методов преодоления цензуры, которую власть пытается поставить на пути встречи театра со своим зрителем. Кроме этого, мы готовим еще сюрпризы для белорусских зрителей», – пообещал арт-директор Свободного театра.

Самая главная опасность для режима

Почему же власть так боится «небольшую кучку свядомых»? Ответ, по мнению режиссера Юрия Хащеватского, прост: «В культуре и искусстве самая главная опасность для режима. Потому что они из человека-овцы делают человека-гражданина».

Государственная пропаганда дошла до того, что даже прошедшую войну, по его словам, власти пытаются использовать, как факт своего личного героизма и мужества. 

«Посмотрите, кто главный всегда у нас на празднике Победы? Александр Лукашенко, родившийся 1954-м году. Не наши отцы и деды, которые сейчас еле-еле с палочками идут, увешанные орденами и медалями, а вот этот наш правитель, который ведет себя, как самый главный победитель на этой войне. Но, я вам скажу, он и есть главный победитель. Потому что захватил власть и использует в своих целях ту кровь и те страдания, гибель миллионов людей, которые были принесены в жертву нашему будущему, для того, чтобы мы жили лучше. А на самом деле мы фактически попали в рабство», – считает режиссер. 

Люди же, которые проникнуты искусством, – это информированные,  образованные, чувствующие люди. «Они воспринимают не те ценности, которые декларирует нынешняя власть, а ценности более высокого порядка – человеческие, божьи, в конце концов. Те, которые завещаны во всех святых книгах – и в Торе, и в Библии, и в Коране. А власть это не устраивает», – отмечает Юрий Хащеватский.

Образованные люди сегодняшней власти не нужны – выгодны лишь невежды. И цензура выполняет одну из главных функций – уничтожает все гуманистические идеи, которые начинают проникать в общество и пытаются сделать человека носителем осознанных идей, ценностей и мыслей. 

Дмитрий Яненко, indexoncensorship.org

Опрос

Кто виноват в том, что в белорусской армии гибнут военнослужащие?
Главнокомандующий
45%
Министр обороны
7%
Командиры и другие офицеры частей
28%
Прапорщики и сержанты
8%
Сами солдаты
7%
Никто, это судьба
6%
Всего голосов: 460

Популярные рубрики

акция солидарности

Мы в социальных сетях