Экономика

Белорусские власти ведут себя как девушка, которой заплатили, а она ничего не хочет делать

12.06.2014, 06:47 5964

Рыночная оценка белорусских предприятий «Пеленг» и «Интеграл» и Минского завода колесных тягачей, на базе которых Беларусь и Россия планировали реализовать совместные проекты, должна завершиться в ближайшие месяцы. Кроме того, назначена дата аукциона по продаже инвестору акций «Гродно Азота». 

Однако высока вероятность того, что планы по созданию совместных проектов ждет участь альянса МАЗа и КАМАЗа, переговоры по которому идут до сих пор. Российская сторона не согласна на равноправное управление предприятиями. Белорусская не пойдет на поглощение своих предприятий российскими и поэтому будет «тянуть резину» до последнего, прогнозирует инвестиционный консультант Михаил Бороздин. Корреспондент сайта «Товарищ.online» расспросила специалиста о перспективах совместных белорусско-российских проектов военно-промышленного комплекса и их привлекательности для Беларуси.

– От оценки предприятий будут зависеть и условия создания совместных с Россией проектов. Насколько объективной может быть в таком случае рыночная оценка МЗКТ, «Интеграла» и «Пеленга»?

– С одной стороны, нужно проводить рыночную оценку, заказывать ее у независимых компаний. Но с другой стороны, тут речь идет о продаже предприятий, работающих на «оборонку». И объем, и специфика заказов, которые они выполняют, – это внутренняя кухня, в которой есть взаимные интересы, кроме чистой продажи и покупки. В схемах производства и продажи вооружения много подводных камней, которые могут значительно перевешивать ту или иную стоимость предприятия. Независимая оценка тут особо не сработает, так как все привязано к тому, какой объем заказов будет выполнять предприятие. А он будет зависеть напрямую от тех же заказчиков-россиян. И если заказов не будет, то ценность предприятия как таковая – ноль. Рынок не совсем открытый, и оценить его трудно.

– И как в таком случае провести оценку?

– Чтобы сторонняя организация могла оценить предприятие, она должна знать интересы всех заказчиков. То есть это работа на узком рынке, с двумя-тремя-пятью предприятиями. Поэтому никакой внешний аудитор сюда не влезет и не сможет провести непредвзятую оценку.

Что в таком случае делать? В идеале нужно дружить, вырабатывать схемы взаимодействия, вырисовывать схемы поставок, распределения интересов, прибыли от производства сложной совместной продукции.

– Почему речь идет именно о российских предприятиях? 

– В таких щепетильных отраслях других инвесторов не будет, ведь военпром никогда не отдадут частным компаниям. Поэтому единственные, кто может выступать инвесторами, – это российские госкорпорации, которые интегрированы в эту же производственную цепочку. И даже если предприятия принадлежат какому-нибудь олигарху, они все тоже контролируются Кремлем. В таком случае решение о покупке какого-либо белорусского предприятия олигарх будет принимать, опять же, с подачи Кремля. 

– Что, на Ваш взгляд, заставляет Беларусь идти на создание совместных проектов с российской стороной: экономическая выгода или безвыходное положение?

– Россия сейчас давит на Беларусь на политическом уровне. Просто продать нужные предприятия Лукашенко не согласится, поскольку будет потерян контроль над ними и прибыль. Тот же Белтрансгаз он продал с огромным скрипом, когда его прижали к стенке и совсем не хватало денег. И то, успел кое-что выторговать. Простое давление на белорусское руководство для банальной продажи не работает.

Поэтому россияне придумывают всякие схемы объединения и интеграции, как, например, МАЗ-КАМАЗ. На это уже кто-то может клюнуть. Так БКК создала с Уралкалием олигополистическое объединение, которое смогло занять лидирующую позицию на мировом рынке и выставлять повышенные тарифы. И все на этом зарабатывали. Может быть, такая же схема предлагалась для объединения МАЗа и КАМАЗа. Но доля гиганта российского автопрома больше, и это означало скорее поглощение белорусского предприятия, чем слияние. Лукашенко это не понравилось, и сделку заморозили. 

– Но почему в таком случае идея слияния до сих пор жива?

– Белорусское руководство не отказывается однозначно, чтобы не обижать российскую сторону, а просто тянет резину настолько, что все уже поняли, что объединения не произойдет. Так будет и с другими предприятиями. Россияне будут предлагать слияние с более крупным собственником. Соответственно, распределение долей, прибыли и права собственности будет не 50/50, а в пользу того, кто больше. Россиянам это выгодно, ведь они получат контроль над предприятием. А белорусская сторона будет отказываться, потому что уже на примере МАЗа-КАМАЗа понимает эту схему.

На сделку они пойдут, только если будут действительно равные условия. Но тогда зачем такая сделка россиянам? Да и управлять предприятием, у которого два равноправных собственника, сложнее. Нужно договариваться, иногда возникают конфликты, как в случае с БКК и Уралкалием. Как у семи нянек дитя без глазу, так и здесь: никакому предприятию две няньки не нужны

– Выходит, вероятность того, что объединения МЗКТ, «Интеграла» и «Пеленга» с российскими предприятиями также не произойдет?

– Мой прогноз таков: скорее всего они не договорятся. Договариваться можно либо о продаже, и тогда Беларусь хотя бы получит деньги за эти предприятия. Либо можно еще какую-нибудь выгоду придумать за слияние не на равных: больше газа или нефти для Беларуси. Но пока я даже не представляю, какие пряники для этого должны принести россияне белорусам.

Белорусская сторона будет просто создавать видимость переговоров, чтобы никого не обидеть. Мол, мы готовы пойти на то и это, рассмотреть все предложения. Но по факту ничего не будет, либо все очень сильно затянется. А если начнут давить, то закончится скандалом.

– Вы считаете, Беларусь вынуждена имитировать работу по объединению?

– Скорее всего, предложение о слиянии возникло у россиян. А белорусы вынуждены на это реагировать. Они действительно имитируют деятельность, якобы прорабатывают этот вопрос: приглашают оценщиков, проводят аукционы. Потому что если они просто откажутся, тогда Путин может возмутиться. Потому что это выглядит как в случае, когда кто-то купил девушку, деньги ей заплатил, а она ничего не хочет делать. Беларусь в этом смысле сейчас выступает в такой роли. Но если уж деньги взяла, то хотя бы должна быть лояльной к покупателю. 

– На 29 июня назначен аукцион по выбору инвестора для «Гродно Азота». На его акции претендуют три российские компании. Здесь перспективы более ясные? 

– «Гродно Азот» – единственное в этом ряду предприятий, которое не входит в ВПК. Его можно продать частному инвестору, просто частному. Кроме того, это одно из крупнейших предприятий, лакомый кусочек, продав который, можно решить много вопросов. Предприятия вроде «Пеленга» и по деньгам меньше, и продать их сложнее, поскольку это  ВПК. Поэтому «Гродно Азот» – претендент №1 на продажу. 

Одно из претендующих предприятий – «Еврохим». У него относительно независимый от Кремля собственник, плюс он выходец из Беларуси. Если он купит «Гродно Азот», это решило бы многие наши проблемы.

Надежда Кравчук, «Товарищ.online»

Опрос

Правильно ли поступил Лукашенко, не введя в Беларуси карантин?
Да
0%
Нет
50%
Мне все равно
50%
Всего голосов: 2

Мы в социальных сетях