Экономика

Экономист: Нашим властям какой инструмент в руки ни дай – все равно автомат Калашникова получается

11.09.2014, 15:30 5376

Украина перешла на плавающий валютный курс, поскольку при импортоориентированной экономике регулятор больше не может поддерживать национальную валюту - гривну. Об рассказал в ходе круглого стола в Киеве председатель Национального банка Украины Валерия Гонтарева.

По его словам, в Украине резервы нужны исключительно только для «использования в критической ситуации: на покупку импорта или на стабилизацию ситуации в стране».

Белорусское же руководство считает такие методы для себя неприемлимыми, предпочитая ручное управление. 

Правильное ли решение принял украинский Нацбанк? Почему белорусские власти не отпускают доллар в полностью свободное плавание? Какова цена регулирования валютного рынка Беларуси? Сколько ресурсов уходит на удержание белорусского рубля в «рамках приличия»? Каковы плюсы и минусы плавающей девальвации?

С этими и другими вопросами корреспондент сайта «Товарищ.online» обратился к руководителю Центра Мизеса Ярославу Романчуку.

- Национальный банк Украины прав в том, что тратить резервы для искусственного поддержания валютного курса, чтобы имитировать стабильность, абсурдно и опасно. Важнейшими факторами, влияющими на курс гривны к твердым валютам, является состояние торгового и платежного балансов, отток/приток прямых иностранных инвестиций, способность получить валютные кредиты, а также количество национальных денег, которые Национальный банк Украины вбрасывает в экономику. Все эти факторы, кроме внешних кредитов, для Украины находятся в неблагоприятном состоянии.

- То есть, по Вашему мнению, мера Нацбанка правильная?

- Глупо было бы тратить внешние кредиты на удержание курса гривны, чтобы создать иллюзию макроэкономической стабильности. С другой стороны, Нацбанк Украины должен быть последовательным в своих действиях и не идти на поводу Правительства, предоставляя новые деньги для испытывающей серьезные проблемы украинской экономики. Украина уже обгоняет Беларусь по уровню инфляции, что готовит о низком качестве работы Нацбанка. Если уж Валерия Гонтарева решила отпустить гривну в свободное плавание, пусть потрудится ликвидировать все барьеры на финансовом рынке, а также перестанет идти на поводу отраслевым лоббистам.

- Как Вы оцениваете сегодняшнюю финансовую систему наших южных соседей?

- Украина сегодня переживает не просто кризис, а глубокую структурную ломку. По своему содержанию она ближе к тому, что проходило после развала Советского Союза, чем к тому, что испытывает сегодня, скажем, зона евро. Поэтому нужно дать экономике в целом, и финансовой системе в частности, прийти в состояние нового рыночного равновесия, нового баланса. Чем больше на этом пути будет барьеров со стороны Национального банка и Правительства, тем дольше и глубже будет падение. Сторонниками активного интервенционизма выступают как большие финансовые структуры, так и многочисленные олигархи, которые даже в ситуации войны думают о том, как «срубить капусту» за чужой счет, а не содействовать спасению экономики.

- Почему белорусские власти не отпускают доллар в полностью свободное плавание?

- Белорусские власти совершают ошибку. Им тоже предстоит очень тяжелая, ответственная работа по структурной реформе белорусской экономики. В этой ситуации держать Br-рубль в ризах жесткого административного управления – это грубое нарушение основ теории структурной реформ, а также практики успешных реформ. Понятное дело, что здесь ответственность лежит не только на Нацбанке. Нужны комплексные, скоординированные действия всех органов госуправления, в первую очередь с Министерством финансов. Если кредитно-денежная и бюджетно-налоговая политика работают в одной связке, экономика быстро выздоравливает. Если же Нацбанк – лебедь, Совмин – рак, а Администрация президента – щука, то воз белорусской экономики ждет незавидная судьба. Подчеркну, что такая разбалансировка – не от незнания.

- А от чего тогда?

- После 25 лет реформ определить оптимальный для страны режим обменного курса в контексте структуры экономики не составляет труда. Регулирование финансового рынка, искусственное сдерживание курса Br-рубля вкупе с расширением расходов государства – это чрезвычайно прибыльная схема перераспределения ресурсов в пользу приближенных к власти структур. Они зарабатывают на инфляции и на девальвации. Они зарабатывают на государственных программах и на бюджетных льготах/преференциях. Монополист и олигархи не имеют возможности получать чужие (налогоплательщиков) деньги и ресурсы только в одном случае – в условиях свободного рынка. Это когда открытая конкуренция, частная собственность и одинаковые для всех участников рынка налоговые, таможенные, валютные правила игры. В Беларуси приближенные к власти коммерческие структуры и отдельные начальники привыкли к тому, что при помощи денежно-кредитной политики можно, не напрягаясь, ежегодно зарабатывать миллионы долларов. Вот они и придумали страшилку о том, что курс надо держать всеми силами. Когда они перегруппируют свои активы, они с такой же убедительностью будут требовать девальвации и инфляции.

- Какова цена регулирования валютного рынка Беларуси? 

- Цена, которую страна платит за ручное управление национальной валюты – это не только миллиарды долларов золотовалютных резервов, а также те миллиарды долларов домашних хозяйств и коммерческих организаций, которые они теряют, когда случается прорыв. В цену сдерживания курса Br-рубля следует отнести и те потери и убытки, которые случаются в момент ускорения инфляции и девальвации. К примеру, за стабильный курс Br-рубля в 2010-2011 годах мы заплатили гиперинфляцией и обвалом курса Br-рубля в 2,8 раза в 2011 году. Десятки тысяч предприятий потеряли миллиарды долларов оборотного капитала, люди потеряли сбережения. Это – цена регулирования валютного и финансового рынков. По аналогии мы же не оцениваем результат спортсмена, которые бежит 5 км, только после того, как он пробежал пятую часть дистанции. Чтобы понять вред регулирования цен на валютном рынке, важно рассматривать не только его первую стадию относительной стабильности и благополучия. Стадия падения – это составляющая часть общего цикла государственного вмешательства в валютный рынок, в частности, и в другие сегменты экономики в целом. 

- Следовательно, ручное регулирование – это вредно? 

- Самая большая беда от регулирования валютного рынка заключается в том, что интервенционисты блокируют и искажают информацию о состоянии рынка разных ресурсов. Свободная цена – это как градусник, который показывает температуру тела такой, какой она есть, а регулируемая цена – это как градусник, который нерадивые (реже) и жадные к чужим деньгам (чаще) распорядители чужого то засунут в холодильник и говорят: «Вот смотрите, температура всего 33 градуса, нужно «горячих» денег подбавить», то натирают до 39 градусов и выдают это состояние за реальное. Участники рынка, которые не обладают инсайдерской информацией и не могут рассчитывать на «сливы» по датам и времени принятия решений, полностью дезориентированы.

- К чему это приводит?

- Они принимают инвестиционные и потребительские решения так, как будто температура тела, которую анонсируют власти, является реальной. Понятное дело, в такой ситуации резко увеличивается риск совершения ошибок. Чем дольше продолжается период ручного регулирования валютного рынка и цен в целом, тем больше разница между рыночной структурой экономики и тем, что выходит из-под рук распорядителей чужого. Когда заканчивается внешняя помощь и когда количество ошибок превышает допустимый предел, происходит кризис. А с ним – банкротство предприятий, безработица, уменьшение доходов, бюджетный дефицит и другие очень серьезные язвы. Ресурсы на их преодоление также нужно считать ценой регулирования цены национальной валюты и потребительских цен в целом.

- Власти выбрали стратегию «плавной девальвации»: для экономики в целом и для граждан в частности – это хорошо или плохо?

- Плавная девальвация или одноразовая – дело не в методе, а в том, чем она заканчивается. У разных тренеров в футболе своя метода. Ее эффективность оценивается по результату. Команда победила – тренер молодец, проиграла – в отставку. Нашим властям какой инструмент в руки ни дай – все равно автомат Калашникова получается. Мы проходили и одноразовую и плавную девальвацию. И что? Те же яйца, только в профиль. Опять дисбалансы на валютном рынке, опять растет напряжение с золотовалютными резервами, а инфляционные и девальвационные ожидания никуда не делись.

- Изменение цены национально валюты – это нормальный процесс?

- Я бы сказал иначе – это естественный рыночный процесс. Br-рубль может дешеветь или дорожать в зависимости от того, как обстоят дела с торговым и платежным балансом, спросом на Br-рубли и валюту на внутреннем рынке, валютной выручкой, притоком прямых иностранных инвестиций, поведением Правительства в сфере инвестиций и потребления и т.д. Факторов влияния много, поэтому важно, чтобы цена B-рубля была свободной, точно также же, как цена любого другого товара. Вот Евросоюз столкнулся с продуктовым эмбарго со стороны России. В этой ситуации произведенная продукция будет перенаправлена на другие рынки, в том числе на рынок ЕС. Соответственно, цены должны упасть, чтобы адаптироваться к новому состоянию предложения. Я бы властям посоветовал выбирать не метод девальвации, плавный или  одноразовый, а метод очищения органов госуправления от чиновников, которые совершают ошибки. И здесь я бы никакой плавности не допустил. Давно пора радикально вымести из коридоров власти тех чиновников, которые высокомерно и нагло подменяют решения миллионов экономических субъектов своими указами, постановлениями и резолюциями.

Федор Костров, «Товарищ.online»

Опрос

Правильно ли поступил Лукашенко, не введя в Беларуси карантин?
Да
0%
Нет
50%
Мне все равно
50%
Всего голосов: 2

Мы в социальных сетях