Общество

Оппозиционеров в Беларуси арестовывают ненадолго. Но часто

17.11.2017, 12:43 476

Владимир Некляев - известный в Беларуси поэт и оппозиционный лидер - может отправиться в камеру в любой день и час.

«Меня могут арестовать в любой момент. Это один из дополнительных способов психологического давления. Ты находишься дома, на улице, в гостях, и никогда не знаешь, когда тебя заберут. Они обычно выбирают такие моменты, когда ты меньше всего этого ждешь», - говорит мне по телефону уже осужденный к аресту Владимир Некляев.

Суд Ленинского района белорусской столицы еще 1 ноября наказал Некляева 10 сутками административного ареста, обвинив в призывах к участию в несанкционированной акции. Основанием для обвинения стала фраза Некляева в интервью вещающему из Польши телеканалу «Белсат».

«Если есть воля защищать свои права, надо выходить и защищать», - сказал в том интервью Некляев.

«Жесточайшая либерализация»

Любопытно, что Владимир Некляев не был на уличной акции, в преддверии которой телевизионщики попросили его порассуждать о ситуации в стране. Поэт-политик и предупредил сразу: участвовать в данном мероприятии у него вряд ли получится.

Независимые юристы говорят, что ставшие подсудными слова Некляева не подпадают напрямую под еще действующие нормы закона «О массовых мероприятиях» - в законе запрещается объявлять о дате, месте и времени проведения мероприятия, и Некляев об этом не говорил.

Также запрещается изготавливать и распространять о предстоящем мероприятии листовки, плакаты и иные материалы в СМИ, интернете и других информационных сетях.

Норма о запрете публичных призывов записана в новой редакции закона - проект 25 октября принят белорусским парламентом в первом чтении. Нормы, которые глава МВД Игорь Шуневич охарактеризовал как «жесточайшую либерализацию» действующих, еще не вступили в силу.

Белорусский ПЕН-центр принял заявление, в котором обвинил власти в преследовании поэта Некляева за политические убеждения и выражение мнения, хотя право на высказывание мнения гарантировано конституцией Республики Беларусь.

«Применяя к 71-летнему Владимиру Некляеву, который имеет серьезные проблемы со здоровьем, необоснованное и немотивированно жестокое наказание, связанное с лишением свободы, власти ставят под угрозу его жизнь и здоровье», - говорится в заявлении ПЕН-центра.

Ждите, за вами придут

Присужденный, но еще не исполненный арест - уже четвертое административное наказание, вынесенное судами в отношении Владимира Некляева в этом году.

Семь суток внезапно для себя в сентябре он отбывал за участие в акции протеста против российско-белорусских военных учений «Запад-2017» - ушел из дома на прием к врачу, а оказался в суде, затем, осужденный за протест, в камере.

«Знаете, я бы все это выдерживал, если бы не включались методы, с моей точки зрения, недопустимые, - рассказывает поэт-политик. - У меня гипертензия. Властям известен этот диагноз. И они бьют в это слабое место. Меня внезапно арестовывают - это уже стресс. Потом мне не дают тех лекарств, которые мне необходимо принимать, чтобы не случился гипертонический криз, в результате которого может случиться инсульт. И таким образом доводят меня до этого гипертонического криза. Это не случайность какая-то, это всякий раз происходит - так было и при аресте в Бресте [весной этого года - ред.], и при последующих арестах. Делается это сознательно - чтобы, мягко говоря, вывести меня из строя».

В политику известный поэт и литератор Владимир Некляев пришел в 2010 году; на президентских выборах в том году стал конкурентом Александра Лукашенко.

В день президентских выборов 19 декабря 2010 года еще до закрытия избирательных участков на Некляева и его сторонников напали до сих пор не установленные «люди в штатском». Избитый поэт попал в больницу, откуда ночью волоком на больничном одеяле был вывезен в СИЗО КГБ.

Позже долгое время находился под домашним арестом. В мае 2011 был осужден на два года с отсрочкой исполнения наказания на два года по обвинению в участии в массовых беспорядках.

«Обложить страну уголовными процессами против критиков режима - громоздко, длительно, заметно, - говорит он сейчас. - А вот этими административными процессами можно. И власти набросили эту сеть так называемых административных процессов, судов, арестов и штрафов на всю страну. Это дает свой эффект - люди боятся участвовать в протестах, чтобы ни за что ни про что не попасть в тюрьму».

Чего стоит протест

Административные аресты с «отсрочкой» или после внезапных судов все чаще практикуются в Белоруссии в отношении критиков власти.

Лидер христианских демократов Павел Северинец был арестован, когда с беременной женой шел в магазин за продуктами - отправился в камеру щеголем, в стильном черном пальто; растерянная Ольга, ранее потерявшая уже ребенка, сопровождала его в участок.

Жена оппозиционного лидера Николая Статкевича Марина Адамович каждый раз после внезапного исчезновения мужа прежде «скорой» звонит по милицейским участкам и изоляторам.

«Тревожный чемоданчик» есть почти в каждой «оппозиционной» семье - некоторые оппозиционеры шутят, что даже в карманах домашнего халата есть минимальный «арестантский набор».

По сведениям правозащитников, с начала года административные аресты к активистам оппозиции, участникам мирных протестных акций применялись более 200 раз.

Алесь Беляцкий, лидер лишенного регистрации в Белоруссии правозащитного центра «Весна», говорит, что в прошлом, 2016 году, когда Европа отменила санкции против режима Лукашенко, белорусские власти налегали на штрафы.

Оппозиционными активистами и осужденными участниками протестов в 2016 году, по сведениям «Весны», было выплачено в белорусский бюджет более 150 тысяч евро штрафов; административный арест «на сутки» только однажды фиксировался в прошлом году.

«В нынешнем году административные аресты чередуются со штрафами, но аресты преобладают», - констатирует Беляцкий.

Новая тактика, «незаметная» для Европы

Белорусские правозащитники и международные организации политзаключенными в нынешней Белоруссии признают только двоих - отбывающих долгосрочное наказание в белорусских местах лишения свободы гражданских активистов Михаила Жемчужного и Дмитрия Полиенко. Прежняя деятельность этих активистов на свободе не связана с активными политическими протестами - скорее, с протестами социальными.

Но продолжающиеся краткосрочные аресты активных критиков режима следует квалифицировать как политические акты, настаивают правозащитники.

«К сожалению, информация до европейского сообщества доходит с опозданием. Не успеет кто-то зашевелиться в Евросоюзе, как люди уже вышли на свободу. Но вместо них сели в камеры другие. И эта непрерывная цепь административных арестов продолжается, действует и сейчас, и власти активно этим манипулируют - узниками совести. Политзаключенными эти «краткосрочные» сидельцы ведь официально не признаны, отношения с Европой как будто не испортят», - подчеркивает Алесь Беляцкий.

Президент Александр Лукашенко впервые за долгие годы персонально приглашен в Европу на саммит «Восточного партнерства», намеченный на конец ноября.

Принципиальных претензий к белорусским властям Европа, либерализирующая отношения с Минском, при этом не обозначила.

Татьяна Мельничук, Русская служба Би-би-си

Новости

Опрос

Кто виноват в том, что в белорусской армии гибнут военнослужащие?

Популярные рубрики

акция солидарности

Мы в социальных сетях